Иногда я ничего не делаю и в эти моменты сами собой вспоминаются интересные рабочие диалоги. Решил их записывать и публиковать. Вот первая реальная история.

Звонок в редакцию, я беру трубку. Женский голос:
— Здравствуйте, 85-й беспокоит.
— Кто?
— 85-й!
— Эм-м… Что 85-й?
— Участок.
— Участок?
— Да, участок.
— Какой участок?
— Я же сказала, 85-й.
— Это я понял. Я хотел спросить: «Чего участок?»
— А! Участок мирового суда.
После всей этой прелюдии удалось выяснить, что звонит помощник мирового судьи, чтобы рассказать о деле, которое они рассмотрели. В деле, это ДТП, есть видеозапись, и нам дали разрешение ее публиковать. Запись нужно перегнать через облако, но девушка не умеет им пользоваться. Дал ей свой сотовый, и утром мы еще несколько раз созванивались: я объяснял, что делать. Каждый раз, когда она звонит, я слышал неизменное:
— 85-й беспокоит.
— 85-й беспокоит.
— 85-й беспокоит.
На четвертый раз я не выдержал:
— Девушка, мне уже неудобно как-то, вас как зовут?
— Меня? — она спросила это с таким удивлением, будто я первый, кто поинтересовался ее именем за последние десять лет.
— Ну да, вас.
— Ой… Ирина.

История смешная и грустная. Такая деперсонализация, когда человек перестает быть человеком и становится функцией, — проблема в госструктурах, где сотрудники занимаются большим объемом рутинной и зачастую бессмысленной работы. Так люди теряют имена и превращаются в «85-х», «начупров», «СПИ» и прочих.

Толком не знаю, что делать в таких ситуациях: говорят, это стадия, когда отпуск уже не поможет, и надо просто увольняться. Поделитесь своим мнением в комментах.

* Номер судебного участка и имя девушки изменены.

Рубрики: Работа

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.