В 2017 году мои глаза перестали переносить линзы. Появилась резь и ощущение, что попал песок. Это началось на одном глазу, постепенно появилось и на втором. Врач сказал, что лечить бесполезно. 

Год я пытался привыкнуть к очкам. Я занимаюсь бегом, и в очках бегать неудобно. Особенно плохо, когда идет дождь. Очки запотевают, еще их заливает каплями воды. Через пять минут они не только не помогают видеть более четко, а в них не видишь ничего.

Я стал снимать очки и ловить ощущение расплывчатости мира. У меня -6 диоптрий, все расплывается сильно, и я, например, совсем не узнавал лиц. Видел асфальтовую дорожку перед собой, но если надо свернуть на траву, то не понимал, есть там лужа или нет. 

Примерно так я видел мир без очков до операции

Первая попытка

В моем городе — я живу в Череповце — только две клиники занимаются лазерной коррекцией. Обе возят пациентов в Ярославль. Я выбрал клинику, которая была ближе к дому. За обследование заплатил 1000 ₽. Врач сказал, что противопоказаний нет, мы назначили дату выезда. За день до этого я простыл. Меня предупреждали, что на операцию нужно ехать абсолютно здоровым, но я решил, что простуда не помеха. Перед выездом всех еще раз обследовал доктор. Он заметил, что я говорю с хрипом и спросил, в чем дело. Я честно ответил, что кашляю, но температуры нет. Врач сказал идти домой.

Через несколько недель мне позвонили из клиники и предложили снова назначить дату выезда, но я уже перегорел идеей делать операцию. Прошло больше года, пока я не вернулся к этому. 

Технологии и цены

Результаты обследования действуют 6 месяцев, после этого его нужно проходить снова. Я жил уже в другом районе города, и вторая клиника лазерной коррекции была в 20 минутах от дома. Я заплатил те же 1000 ₽, меня снова осмотрел доктор. Назначили операцию по технологии MAGEK. Это классическая технология, после операции отходят примерно неделю. Есть более щадящая технология LASIK. После такой операции разрешают уже на следующий день садиться за руль, но она не всем подходит. Из восьми человек, ехавших со мной в Ярославль, только одному делали LASIK. 

Стоимость переезда в Ярославль входит в стоимость лечения. У меня вышло 36 000 ₽ за оба глаза. В Череповце с утра нас осмотрел врач, потом еще раз врач посмотрел в Ярославле. 

Это договор, который выдают в клинике

Как проходит операция

Сама операция занимает не более 15 минут. Выдают бахилы до колена, стерильный плащ. Ложишься на стол и надо смотреть на красную точку наверху. Что, если ее потерять? Ее все теряли, включая меня. Невозможно уследить, потому что сверху светят фонари, доктор орудует инструментом, капает капли. Врач регулярно напоминает: «Взгляд на точку». Во время работы лазера доктор руками держит голову пациента.

Обезболивающее в глаз льют заранее и обильно. Когда хирург начинает резать роговицу, ничего не чувствуешь. Лазер работает 40 секунд. В это время появляется запах гари. Глаз поливают водой из распылителя. Врач ставит защитную линзу, ее снимают через 4-5 дней.

Коридор клиники Александра Тихова в Ярославле

В самом конце надо закрыть глаза, стол вместе с пациентом отъезжает куда-то вбок, хирург берет прооперированного двумя руками за плечи и голосом некроманта провозглашает: «Вставайте!»

Медики дают повязку, еще раз смотрят глаз через 10 минут, снабжают обезболивающим — это капли диклофенака — и отправляют в гостиницу. Гостиница входит в стоимость договора. Она в пяти минутах от клиники. Там неплохие номера, есть все нужное.

Что после операции

Обезболивающее прекращает действовать через 30 минут. Глаз покалывает, слезится, неприятные ощущения усиливаются, когда его закрываешь. В клинике также дают темпалгин, я выпил таблетку, но особого эффекта не заметил. Еще нужно каждые два часа капать в глаз левомицетин — это антибиотик. У меня на телефоне был спортивный таймер, который умеет трезвонить через определенное время, и он мне очень помог.

В конце первого операционного дня. Обезболивающее еще действует, поэтому я весел

Второй глаз оперируют на следующий день. Когда всем сделали операции, микроавтобус прямо от клиники едет в Череповец. Перед поездкой кормят в небольшой столовой, капают обезболивающие капли. Мне удалось кое-как продержаться почти пять часов в дороге. Первое, что началось, — светобоязнь. Я сидел в микроавтобусе, нахлобучив капюшон и смотрел в пол. Пробовал надеть темные очки, но это не помогало. 

Чтобы отвлечься, я включил в наушники уроки по редактуре Максима Ильяхова, с переменным успехом пытаясь на них сконцентрироваться. 

Микроавтобус приезжает к клинике в Череповце. От остановки до дома  я добрел сам пешком.

Последующие двое суток я провел почти без сна. Глаза, казалось, вывалятся. Они резали, кололи, я ощущал пульсацию крови внутри. Иногда мне казалось, что в глазу застряла металлическая наноблоха, у которой что-то отвалилось, и теперь эта отвалившаяся деталь скребет по сетчатке, причиняя все эти страдания.

Попытки закинуть в себя темпалгин, парацетамол и спазмалгон результата не дали. 

Чтобы не сойти с ума, я стал ходить взад-вперед по темной — о лампочках не могло быть и речи —  комнате. Я ходил так несколько часов, сначала в тишине, а потом с наушниками. Уроки Ильяхова быстро кончились, и я переключился на аудиолекции Эрика Берна о групповой динамике. Ничего не понял, но смог уснуть и поспать три раза по полчаса.

Боли усиливались, нервы стали сдавать. Я два раза накричал на дочку, которая включила свет. Пожалуй, самый позорный факт за эти дни.

В четыре часа утра я занимался тем, что мыл посуду в полной темноте и ходил-ходил-ходил. Я нашел на подоконнике свалку метизов в металлической коробке. Они копились там несколько лет. Взял пустые баночки из-под чая и в темноте принялся разбирать: саморезы к саморезам, дюбеля к дюбелям, гайки к гайкам. На это с перерывами ушел целый день. Я много работал на ощупь — вероятно, как на производствах общества слепых.

Чтобы отвлечься от дурных мыслей, я раскладывал по баночкам метизы

Через три дня я смог сесть за компьютер. Изменил цветовую схему монитора на контрастную, шрифт прибавил до 125%, свел на нет яркость. 

Проблемы и осложнения

При обследовании в клинике намеряли остроту зрения на уровне -2. Защитную линзу через четыре дня сняли. Я уже готовился к выписке, но рано радовался. В четыре часа утра я проснулся от дикой боли в глазах. Полчаса сидел на диване и качался вверх-вниз.

Пошел в клинику. Врач сказал, что выписывать меня завтра, как планировали, не будет. Он нашел в правом глазу «царапину» и пытался выдавить из меня признание, что я тер глаз рукой. Возможно, это произошло неосознанно ночью, или я тупо зацепил глаз подушкой. Я сплю на очень жесткой и угловатой подушке. 

Как бы то ни было, в правый глаз вернули защитную линзу, прописали снова капать антибиотик. Доктор сообщил, что это довольно распространенная ситуация, которая не представляет опасности. 

Выписаться удалось только через 10 дней. 

Результат

Очередное обследование было через месяц. Оно показало, что все идет нормально. Я капал капли три раза в день. Вдаль видел отлично. Вблизи с проблемами: при работе на компьютере шрифт расплывался. Боли прошли, светобоязнь тоже. Я мог смотреть на фонари и фары машин.

С утра просыпался и по привычке искал рядом с подушкой очки, а их нет. 

В этих очках я ходил больше года, когда глаза перестали принимать линзы

Через четыре месяца я перестал капать капли, вернулся к бегу, стал работать в полную силу. Большинство неприятных ощущений ушли, осталась только странная ерунда при резкой смене температур: если заходишь с холода в теплое помещение, то в глазах мутнеет. Через несколько минут это проходит. Врач сказал, что это нормально, потом уйдет.

Я стал различать номера автобусов за 100-150 метров. Студентом мне доводилось спрашивать эти номера у людей на остановке. 

Кажется, у меня никогда не было такого зрения. Воспоминания о нормальном, четком мире остались где-то в начальной школе. Хотел выставить свои очки на «Авито», но решил просто выбросить. 

Обследование через полгода показало — единица на оба глаза. Не принимаю никаких лекарств, ничего не капаю. Работаю на компьютере с утра до ночи — как обычно. Обо всех неприятных ощущениях забыл.

Одна из первых тренировок без очков и без линз

В 2020 году я получил налоговый вычет на сумму договора с клиникой, это 4680 ₽. Таким образом, лазерная коррекция фактически обошлась мне в 31 320 ₽. Еще примерно 1000 ₽ я потратил на увлажняющие и обезболивающие капли. Обезболивающие — диклофенак за 40 ₽ — выдавали в клинике бесплатно, но я забыл их взять, а потом было лень идти.

Рубрики: Полезное

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.